"Девочка с ромашками, или откуда берутся королевны" - 14 Ноября 2016 - Конкурс СМИ - Копирайтер
Молодым журналистам. Начало карьеры
Информация для всех
Главная » 2016 » Ноябрь » 14 » "Девочка с ромашками, или откуда берутся королевны"
12:10
"Девочка с ромашками, или откуда берутся королевны"
Девочка с ромашками, или откуда берутся королевны

Я почему-то всегда знала о том, что в моей семье рано или поздно появится приемный ребенок. И вот это случилось. Не думала, что когда-нибудь напишу об этом, но все-таки решилась. Потому что, кто знает, может после прочтения этого материала еще на одну сироту в мире станет меньше, что может быть наша история поможет кому-то решиться взять «чужого» ребенка, а также поможет справиться с теми сложностями, которые ожидают приемных родителей.

В нашей семье уже есть сын. Но нам очень хотелось родить второго ребенка. И это даже почти получилось, но на 20-й неделе беременности мы потеряли дочку. Сказать, что мы отчаялись родить своего ребенка? Нет. Думаю, что у нас это обязательно получится. Но как-то постепенно стала закрадываться мысль, что мы вполне могли бы взять ребенка, который волею судьбы остался без попечения родителей.

Читала я об этом много, прошерстила кучу сайтов с советами психологов и историями усыновления – удачного и не очень. Многие писали о том, что камнем преткновения на пути к исполнению мечты стали мужья, которые ни в какую не хотели брать в семью чужого ребенка. Поэтому, начитавшись, почему-то очень боялась озвучить свои мысли мужу. Как оказалось, напрасно. Потому что он тоже думал об этом, но тоже не решался мне сказать. Так что совет первый – не бойтесь говорить о своих мыслях родным людям. Если они действительно близкие, то постараются вас выслушать и понять, а в моем случае, как видите, было еще и обоюдное желание. А если бы я продолжала молчать, скрывая свои мысли от самого близкого и любимого человека, то в нашей семье не появилась бы столь долгожданная дочка. Сын-подросток, кстати, тоже с явным удовольствием воспринял наше решение и стал впоследствии помогать в поисках. Немного сложнее оказалось сообщить новость родителям, они пугали наследственностью, болезнями и прочими напастями, которые обязательно придут в нашу семью вместе с приемным ребенком.

Сбор документов

На следующий день после того, как мы поговорили с мужем, я принялась за поиски. Потому что, приняв в себе образ ребенка – я имею в виду не конкретного, а просто кого-то, кто нас очень ждет, не хотелось бы, чтобы это ожидание маленького человечка затянулось из-за нашей нерасторопности. Позвонив в орган опеки по месту жительства, выяснила, какие документы нам нужно собрать, что мы тут же и принялись делать. Прошли с мужем школу приемных родителей. Несмотря на то, что сама я по образованию педагог, узнала много нового. Вообще, как мне кажется, открытие таких школ – очень нужное решение. А открыты они были именно потому, что некоторые семьи, взяв приемного ребенка, не справлялись с трудностями и отдавали детей обратно. Что это значит для деток – думаю, объяснять не нужно. Две-три разорванные привязанности, и последствия для психики ребенка необратимы. Так что совет второй – не пренебрегайте уроками в ШПР, тем более, что и законом предусмотрено обязательное прохождение курса.

Сбор документов и прохождение ШПР занимают примерно месяц-два. И после этого можно приступать непосредственно к поискам ребенка.

Как мы нашли Маришку

Сначала мы искали деток во всероссийском банке данных. Но проблема в том, что там есть устаревшие данные, и многие из тех, чьи анкеты там размещены, уже определяются в семьи. Дело в том, что сначала данные о ребенке, попавшем в трудную жизненную ситуацию или оставшемся без попечения родителей, попадают в органы опеки по месту жительства, и именно здесь первые три месяца ищут ему новую семью. Далее анкета попадает в областной банк данных – снова три месяца. Не нашли семью на этом этапе – информация поступает в федеральный банк. Но анкеты не снимаются до тех пор, пока ребенок окончательно не попадет в семью, поэтому, повторюсь, на многих детей оттуда уже оформляются документы.

Так что еще один совет – ваш ребенок может быть ближе, чем вы думаете – начинайте поиски с органов опеки по месту жительства и в соседних районах.

Что я и сделала, не забывая оповещать о поисках мужа. Собственно, эта тема стала для нас самой горячей. Мы оба понимали, что наш ребенок где-то ждет нас, и мы должны торопиться.

И вот я узнала об одной четырехлетней девочке из соседнего района, которая попала в больницу, оставшись без попечения родителей. В больницу не потому, что заболела, а потому что таков порядок. В органе опеки разрешили встретиться.

Первая встреча

Ночью я практически не спала, потому что, во-первых, всем сердцем чувствовала, что это наша девочка, хоть и не видела ее ни разу, а во-вторых, не знала, что я ей скажу при встрече.

На следующий день мы с мужем приехали знакомиться. Провернув в голове тысячи фраз, я так и не придумала, что я должна ей сказать. Но все получилось само собой. Так что совет один – будьте естественны, дети чувствуют фальшь куда лучше взрослых, и стань мы с ней сюсюкать или говорить заготовленные заранее фразы, думаю, встреча наша окончилась
бы ничем.

– Привет! Ты Марина?

- Да.

– Пошли знакомиться!

– Пошли!

Разговорились. Подарили ей мишку (теперь он у нее любимая игрушка, «сыночек», зовет Лексеичем). И как-то волнение и чуть ли не ужас перед встречей отступили.

– Хочешь, мы еще к тебе приедем?

– Хочу.

– Будешь нас ждать?

– Буду.

Она провожала нас взглядом до дверей, а у меня разрывалось сердце, потому что это была МОЯ ДОЧКА – душа к ней сразу потянулась. То же самое почувствовал и муж.

В отделе опеки нам разрешили забрать Маринку на выходные. Мы поехали за ней в больницу, и она сразу же согласилась поехать с нами. Гуляли, читали, рисовали, смотрели мультики, разговаривали о жизни. Но подошла рабочая неделя, и нам нужно было вести Маринку снова в больницу. Как только наша девочка поняла, что ее забирают от нас, она начала реветь так, что белуга, услышав такой мастер-класс, удавилась бы от зависти. Мы сразу же поехали в отдел опеки. Взяли разрешение на временную опеку (пока документы не будут окончательно оформлены, да и с определением статуса ребенка проблемы были) – наревела таки Маринка себе родителей.

Мама, папа и каша с секретом

Кстати, несколько слов о статусе. Когда мы с мужем решили взять ребенка в семью, изначально рассматривали только вариант усыновления. Не опеку. Но когда мы познакомились с нашей дочкой, мы поняли, что она нужна нам с любым статусом. Нет возможности пока удочерить – ну что ж, так тому и быть. Появится – с радостью это сделаем. Это я к тому, что не ограничивайтесь в поисках ребенка определенным статусом, так вы можете пройти мимо своего счастья.

Итак, наша дочка оказалась в семье. Поначалу называла нас просто по именам. Честно говоря, я думала, что поскольку родного отца Маришка никогда не видела, то мужа ей будет гораздо проще назвать папой. Тем более, что он, и правда, замечательный человек и не любить его невозможно. А вот с мамой она рассталась буквально только что. Но что самое удивительное, она назвала нас мамой и папой почти сразу, а точнее, на пятый день нашего совместного проживания.

– Мам! – я ушам своим не поверила, повернулась, а она, махонькая, стоит и смотрит на мою реакцию. А на мордахе целая гамма чувств – и озорство, и страх, и надежда.

Села перед ней на корточки…
– Как мне приятно, что ты меня так назвала. Я о такой дочке всю жизнь мечтала!

– А я о такой маме всю жизнь мечтала! Мама, а когда папа с работы приедет?

И вечером:

– Папа, папочка приехал! – и обниматься. А у нас с мужем слезы на глазах.

А самой Маринке страшно нравится, когда я ее дочей называю.

– Марин, пойдем кушать.

Молчит, затаилась.

– Доча…?!

– Да, мамочка! Иду кушать. А ты кашу с секретом сварила?

С секретом – это значит с ягодами или фруктами. Она, кстати, очень любит кашу и супы – просто удивительный ребенок.

Дом с коричневой крышей

Маринка вообще удивительно быстро адаптировалась к жизни в нашем доме. Она его называет «дом с коричневой крышей» и заявляет, что всегда будет в нем жить.

Хотя, конечно же, сказать, что все у нас проходит гладко и без проблем нельзя. Девочка у нас «с характером», чему мы, кстати, очень рады (значит, в жизни не пропадет), поэтому она тут же принялась «прощупывать» нас. Впрочем, в конфронтацию это не вылилось. Кстати, очень помогло то, что мы сразу определили правила общежития и установили границы дозволенного. Можно что-то брать или делать – пожалуйста. Нельзя, значит нельзя ни при каких обстоятельствах, даже «немножечко». С этим вообще нужно быть очень осторожным.

Некоторые семьи, которые берут приемного ребенка, совершают очень распространенную ошибку – жалея, что малыш чего-то недополучил ранее, позволяют ему абсолютно все. Но понятно, что вседозволенность долго продолжаться не может, начинают запрещать то, что только вчера разрешали. Естественно, они тут же становятся «плохими». А поскольку у ребенка еще нет такого сильного эмоционального контакта и серьезной привязанности, как у детей, которые с рождения воспитываются в семье, записать в «плохие» – легче легкого. И тогда ребенок начинает грезить о родных родителях, которые в противовес видятся ему «хорошими». Тут
совет один – не «зажаливайте» малыша и сразу установите границы дозволенного, чтобы впоследствии избежать разочарований и для вас, и для ребенка.

Наша пыталась «пробить». Меня в первую очередь, поскольку я больше всего провожу с ней времени. «Пробивать» поначалу планировалось рыданиями. Причем по пустякам.

– Мам, а можно я твои листочки с принтера возьму и порисую на них?

– Нет, Мариш, там осталось их всего штук десять, а мне сегодня надо документы распечатать. Возьми свой альбом и рисуй в нем.

И все. Слезы в три ручья. Причем пытается модулировать голос – то тише всхлипнет, пожалостливей, то реветь во все горло начинает. Минут десять концерт продолжался. Я не реагирую. Успокоилась вроде.

– Ну что, – говорю, – ты кому рыдала-то? Я же тебе говорила, что на меня слезы не действуют.

– Да я так, просто, захотелось... Мам, а можно я в альбоме порисую.

– Конечно, можно. Если бы не рыдала все это время, ты бы уже три картины нарисовала.

Также были предприняты попытки «взять» меня «суровым взглядом» или «грустным лицом». Тоже не прокатило. Впрочем, к ее чести следует отметить, что она довольно быстро поняла, что такими методами делу не поможешь. И слово «нет» теперь понимает прекрасно.

«Я там не буду жить, ладно?»

Пока что наше маленькое счастье, уже испытавшее в своей жизни сильнейшее потрясение, еще боится, что мы отвезем ее куда-нибудь в больницу и оставим там. Недавно с мужем красили стеллажи в доме и отправили детей к бабушкам (мои мама и бабушка). Смотрю, загрустила наша девочка, как только в машину села.

– Мам, только я там не буду жить, ладно?

Как только приехали, она в рев. Боится, что мы за ней не приедем. Сели с мужем перед ней на корточки, обняли.

– Маришка, ведь мы твои папа и мама, а родители своих деток не бросают.

– Правда-правда?

– Ну конечно правда!

Сейчас она уже с удовольствием ездит к бабушкам, но «на всякий случай» говорит им, что она будет жить «в доме с коричневой крышей». А мне сообщает:

– Мам, ну я не буду плакать, честно. Зачем плакать? Я же просто к моим любимым бабушкам еду, а потом вернусь домой.

Кстати, пугавшие меня «наследственностью» и прочими «ужасами» бабушки теперь во внучке души не чают и с гордостью сообщают тем интересующимся, которых встречают на улице: «Это дочка Лены».

Пусть этим страусы занимаются

Есть еще один момент, о котором бы хотелось упомянуть. Хотя говорить о нем довольно сложно, но это то, с чем сталкиваются все без исключения приемные родители и дети. После первой эйфории в какой-то момент наступает процесс отторжения. Это неудивительно, поскольку, как ни крути, а попавший в семью ребенок – это, извините за цинизм, чужеродный орган. То есть в какой-то момент, от усталости или плохого самочувствия, ты начинаешь сомневаться в правильности принятого решения взять
на себя заботу о чужом ребенке. Более того, и он начинает чувствовать себя именно так, только ему в два раза сложнее этот процесс пережить – ведь он, по сути, попадает в чужеродную среду.

Расскажу, как я с этим боролась. Поначалу я зациклилась на своих ощущениях и подленьких, как мне казалось, мыслишках. Зачем? Для чего? Может, нужно было повременить? И тут же начинаешь гнать прочь эти мысли, потому что в своих-то глазах очень хочется выглядеть не бездушной сволочью, а чем-то вроде матери Терезы. Но прогнать такие мысли все равно не получится, только в депрессию себя вгонишь. Поэтому при такой тактике они нарастают как снежный ком. В общем, я боялась даже самой себе признаться, но потом заметила те же признаки отторжения у всех – мужа, сына, дочери… Вспомнила психологию и поняла, что это процесс вполне естественный, а значит, его нужно просто принять. С мужем и сыном я просто поговорила об этом начистоту, признавшись в собственных мыслях. А вот объяснять четырехлетней дочке основы психологии, естественно, не стала. Просто давала ей минут десять погрустить, а потом, как бы невзначай, задавала вопрос, который ее обязательно заинтересует.

– Мариш, как ты думаешь, постель для куклы лучше голубую или желтую сшить?

Дочка, конечно же, тут же принимается обсуждать – а какую, правда, лучше?! В процессе шитья, когда вижу, что она прижимается ко мне, обнимаю ее и долго глажу по спинке: «мое сокровище, моя радость, счастье мое». И моя доча оттаивает.

Сейчас я уже могу сказать, что отторжение у нас как быстро началось, так и очень быстро прекратилось. Может потому, что не стали прятать голову в песок (пусть этим страусы занимаются, коим это по природе положено) и приняли ситуацию и себя такими, какие мы есть. Просто помните о том, что процесс отторжения естественный, и корить себя за негативные мысли не нужно – все мы люди, и все мы подвержены слабостям.

Сейчас дети вместе с удовольствием играют, гуляют и души друг в друге не чают. Сын вчера сказал, что это очень круто, когда у него есть сестренка. Тут же младшенькая заметила, что когда есть брат – это еще круче. Кстати, появление в нашей семье Маришки благотворно сказалось и на сыне – он стал более взрослым, более ответственным. И даже – глазам своим не верю – научился мыть за собой посуду без напоминания. И сестре смастерил маленькую подставку – чтобы та тоже могла достать до крана и помыть чашки-ложки, «а то так несправедливо, потому что ребенка приучать к труду нужно». Я очень люблю вас, детки мои!
Жажда творчества

С приходом дочери в мою жизнь у меня появилась какая-то непреодолимая жажда творчества. Я начала рисовать, снова стала вязать, учусь шить – какая же девочка без нарядных платьев. Когда я связала дочери первую вещь – это был теплый жилет – она просто пищала от радости, прыгала, крутилась в нем, бесконечно смотрелась в зеркало и постоянно меня обнимала. Как же при взгляде на счастливого ребенка жажда творчества не проснется?! Откровенно говоря, я ее три дня не могла вытряхнуть из этого жилета, дочка его только во время сна снимала – я боялась, что, того и гляди, зажарится ребенок. Пришлось срочно шить легкое платье.

Недавно ездили в гости к знакомым в село. Сын с дочкой, гуляя по окрестностям, нарвали ромашек. Слышу радостный крик:

– Мамочка, это тебе!

Повернулась – а моя маленькая красавица несется ко мне в новом развевающемся платье с цветами наперевес. Доченька моя родная, да я ради вот таких моментов и ради того, чтобы видеть тебя такой красивой и беззаботной, сотню новых нарядов тебе смастерю. Неужели не разберусь в тонкостях шитья?

Конечно же, когда я занимаюсь рисованием или рукоделием, Маришка всегда рядом и сует свой любопытный нос абсолютно во все процессы.

– Мам, а это карман будет, да?

– Мамочка, а нарисуй еще третью птичку на небе.

– А ты сошьешь мне свадебное платье? Мне там мальчик один нравится.

– Что, прямо сейчас сшить?

– Ну да.

– Нет, дружок, давай пока со свадебным платьем повременим. Лучше давай тебе красивое нарядное платье сошьем, на день рождения.

– Только с пышной юбкой, ладно?! И еще мне нужна корона – я королевной хочу быть.

В общем, купили материал и изобретаем с ней нарядное пышное платье. Надо бы и корону смастерить. На днях Маришке исполняется пять лет. С
днем рожденья, доченька!

Елена ВОРОНИНА

P.S. Сейчас наше маленькое голубоглазое счастье спит. Счастливая и умиротворенная. Проснувшись, она сладко потянется, улыбнется и тут же кинется обниматься: «Мамочка, я тебя очень-очень сильно люблю!». Всем, кто хочет взять ребенка в семью, я хочу сказать: не слушайте негативно настроенных соседей и родственников, не бойтесь трудностей. Все преодолимо. Просто представьте себе, что вас где-то очень ждет ваш ребенок. А я теперь по себе знаю, что чужих детей и правда не бывает. А еще нам с мужем почему-то кажется, что в нашей семье обязательно появится еще один ребенок. Приемный или кровный – неважно, все равно свой.
Категория: Семья и общество | Просмотров: 252 | Добавил: argumentivrn
Всего комментариев: 0
avatar


16+
Сетевое издание "КОПИРАЙТЕР", сайт издания - http://copyreg.ru,
зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 03.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 59430
учредители: Сацыперов Ф.И., Сацыперова Ё.П.,
главный редактор: Сацыперов Ф.И.,
почта: greatinquisitor@yandex.ru
телефон редакции: +7 952 244 36 51
Полную информацию смотрите на странице Контакты

Русское информационное агентство "Агентство практической журналистики "АКВИЛА"" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 10.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ИА № ФС 77 - 59624

По вопросам сотрудничества обращайтесь: aquila-ia@yandex.ru
Полную информацию смотрите на странице 


ПРОЕКТЫ

Бессмертие возможно

Наука и техника. Первые шаги

Псковская область - там начинается Родина 



!