«Не езжайте вы в эту Чечню. Нечего там делать...» - 7 Декабря 2016 - Конкурс СМИ - Копирайтер
Работа для журналистов
Публикация статей
Главная » 2016 » Декабрь » 7 » «Не езжайте вы в эту Чечню. Нечего там делать...»
18:20
«Не езжайте вы в эту Чечню. Нечего там делать...»

«НЕ ЕЗЖАЙТЕ ВЫ В ЭТУ ЧЕЧНЮ. НЕЧЕГО ТАМ ДЕЛАТЬ...»
Так нам сказали мужики на обочине в североосетинском Моздоке, когда остановились уточнить у них дорогу. Но нас это, как и прежде много раз, не остановило. Мы снова едем на малую родину.
Кстати, на следующий день там был запланирован День города, - 198 лет с основания царскими войсками крепости Грозная, - который вот уже вновь и вновь совершенно случайно совпадает с днем рождения главы администрации Чеченской Республики Рамзана Кадырова. В сей раз Рамзану Ахматовичу исполнилось 40 лет.
«Всего 40? - удивленно сказал знакомый в Сальске. - А такая жизнь роскошная у человека». А жить ото дня ко дню, ожидая покушения и смерти в любую минуту? Ведь желающих убить Рамзана - пруд пруди. «Да, может, лучше так пожить хорошо, но недолго?» Ну, это уже к разделу философии. Вернемся к дороге.
Те же мужики на обочине предупредили: «Зря так едете. Там пост, менты русские (и нецензурно добавили), без взятки не проедешь. Найдут к чему придраться». И чего, правда, нас понесло для разнообразия по этой дороге, с Минеральных Вод не на федеральную трассу, а через Георгиевск, Прохладный и Моздок?
Впрочем, от судьбы не убежишь. В ночь нашего возвращения из Грозного, забегая вперед, в том же кабардино-балкарском Прохладном внаглую на светофоре из угнанной «Приоры» расстреляли двух гаишников. Во время пребывания в Чечне в соседней Ингушетии (через которую ехали обратно) уничтожили 6 террористов, готовивших теракты. Да что там говорить, в самой и самой мирной Чечне, а точнее - в Гудермесе, в те же дни на посту остановили две машины с боевиками, начавшими отстреливаться. Четверо силовиков ранены, восемь бандитов убиты. В Шалинском районе, сквозь который мы проезжали, через день нашли труп местного бойца Росгвардии с огнестрельными ранениями. Да, тишина там относительная…
МОСТ И ПОСТ
Какие-то нехорошие предчувствия были. Потому что по этой дороге ехали буквально в июне. И там, между Георгиевском и Прохладным, уже на кабардино-балкарской территории шла масштабная реконструкция некоего моста-путепровода. Уже тогда разозлило: отмотав приличное количество верст, не увидев ни одного указателя, прямо на подъеме уткнулись в бетонные блоки и надпись «ремонт». А раньше никак нельзя было повесить табличку?
В общем, вместе с многочисленными и такими же незадачливыми путешественниками долго искали объезд, ползли «на брюхе» семь километров по полям, тихо убивая машину и громко матеря строителей, но выползли без потерь. И вот теперь была надежда, что с июня-то строители путепровод сделали (он длиной метров 100 всего). И что вы думаете? Плевали строители. Так же стоят их вагончики, так же высятся краны, так же дороги нет. И так же, простите за повторы, люди разворачиваются назад, сворачивая на поля. Указателей как не было, так и нет. И стройка не ведется: был вторник, рабочий день.
Не знаю, как у них там принято, а в той же Чечне, на развилке (заметьте, есть куда свернуть заранее) перед Новыми Атагами, черным по желтому было начертано: «Дорога закрыта. Идет ремонт», и указатель - «объезд». Так принято везде, но не на дороге «Георгиевск - Прохладный»… Когда рассказал друзьям в Грозном, резюмировали: «Кадырова на них нет. Он бы придал им скорости».
Проехали Моздок. Вот и он, «злой» пост, который обещали. В первый раз остановили только здесь. Вежливый, явно российский и явно командированный, полицейский попросил документы, открыть багажник. А потом пройти в вагончик на привычную всем едущим туда регистрацию. Это когда паспорта сканируют, заносят в базу данных въезжающих и выезжающих, заодно проверяют на розыск. Заняло минут пять с перекуром.
На чеченском посту нам вежливо улыбается Рамзан Кадыров. С плаката, разумеется. Уже привычно, чеченские стражи порядка почти не проявляют интереса к проезжающему мимо них транспорту. Человек в черном с автоматом, стоя спиной и говоря по мобильному, лишь лениво скользнул обернувшимся взглядом и продолжил беседу с абонентом. Наши честные потуги с соблюдением ограничения скорости в 10 км/ч, обязательной остановкой на соответствующем знаке оказались бесполезными. Думаю, он бы не обратил на них ровным счетом никакого внимания.
Еще больше часа пути, минуем чернеющий Терек (а уже стемнело), проезжаем село Толстой-Юрт (родина известного политического деятеля Руслана Хасбулатова и место ликвидации последнего президента Чечни Аслана Масхадова, названо, понятно, в честь кого, а по-чеченски именуется Девлетгирин-Эвла, по преданию, было основано бог знает когда кабардинским князем Девлетгиреем, то есть «село Девлетгирея»), поднимаемся вслед на Терский хребет - вот он, раскинулся сияющими огнями с вонзенными посреди башнями Грозный-сити родимый город! Привет, дружище! Привет, окровавленный кровавыми реками войн, наполненный костями убитых и замученных, возродившийся и вновь живой! Привет, моя душа, моя любовь, мой кошмарный сон…
С ПРАЗДНИКОМ, ГРОЗНЫЙ!
Среда. В городе сегодня выходной. Улицы в 10 утра еще полупусты. Только мимо пролетают, ревя мощными моторами, байкеры с российскими и чеченскими флагами. Во главе - крутые черные иномарки. У них запланирован официальный мотопробег.
На Аллее Славы, возле мемориала А.-Х. Кадырова, руководство города, общественность возлагают венки и цветы. А мы подальше от официоза - к центру. Там, где воздушные шары - один из них цветов чеченского флага и с портретом А.-Х. Кадырова - катают народ (мальчишек, подростков и мужчин, потому как в юбке в корзину шара не запрыгнешь, хотя были желающие из молодых местных девушек, но от сей неблагоразумной затеи они быстро отказались).
Пройти в центр оказалось не так просто. Все боковые выходы, включая арки домов, были перекрыты в том числе бронированными грузовиками (ну, или просто полицейскими автобусами). Через каждые 20-30 метров - люди в черном, пятнистом и просто сине-полицейском. Открыты направления лишь с нескольких сторон, на пути металлодетекторы, как стационарные, так и ручные. После приветливого «Ассалам алейкум» кофр с фотоаппаратом попросили открыть и включить камеру, дабы убедиться: не муляж со взрывчаткой. У супруги же «запищали» ключи в сумке. Тут же появилась женщина с погонами (мужчинам нельзя притрагиваться к чужим женщинам), всё проверила - всё нормально. Вот мы и пришли: знаменитая мечеть, Грозный-сити - привет снова!
В ЭПИЦЕНТРЕ СМЕРТИ. ТАМ, ГДЕ СТОЯЛ ДВОРЕЦ ДУДАЕВА
Сколько раз уже бывал в Грозном, а перейти на другую сторону проспекта А.-Х. Кадырова от одноименной мечети всё никак не удосуживался. А ведь там, на месте печально известного Президентского дворца, где зимой 95-го вовсю пировала Смерть, вот уже шестой год вполне логично высится целый мемориал памяти погибших в борьбе с терроризмом. Конечно же, нет на нем не то что фамилий, а даже упоминания о тысячах и тысячах умывшихся кровью в многолетней борьбе с террористами всех мастей военнослужащих Российской армии и МВД из других регионов. На 38 черных камнях высечены имена павших от рук ваххабитов сотрудников республиканских правоохранительных органов, глав сельских администраций и представителей духовенства. В центре композиции - 70-тонный камень, пред ним высечено изречение А.-Х. Кадырова «Пусть восторжествует справедливость». Вдоль расходящихся лучами в стороны дорожек сурово темнеют свидетели государственных преступлений былых времен - чурты, или надмогильные камни. Самые настоящие, уж они-то помнят многое. После бесчеловечного выселения Сталиным чеченцев и ингушей в феврале 1944-го их кладбища были разрушены, а надмогильные камни… пущены на строительство фундаментов зданий, дорог, бордюров, а то и кое-чего похуже. Ничего святого, как говорится, - без комментариев. В итоге часть найденных то тут, то там чуртов теперь покоится с миром на мемориале в центре Грозного.
«БМП НАМ ЛЯЗГНЕТ ТРАКАМИ, ДОМОЙ!»
Празднование Дня города Грозный тем временем продолжается. Время к обеду, температура +27, ласково прожигает осеннюю одежду прямо-таки летнее кавказское солнце. Народу на улицах постепенно прибавляется. Вот молоденькие туристки явно из России (на всякий случай повторюсь - в Чечне это устоявшееся выражение, охватывающее всю совокупность регионов за пределами Северного Кавказа, и ничего тут не поделаешь. Чеченская Республика - Россия, тут согласятся все, но там, где-то дальше, - это «Россия», другая) делают счастливое селфи на фоне мечети, не отстают от них и местные леди. Вот прогуливается молодая пара с ребенком, явно командированных специалистов «из России». Шепчутся по всем правилам кавказского этикета (в паре метров друг от друга) полицейский и барышня, интеллигентный молодой человек в костюме и дама в строгом наряде. Стайка ярко одетых женщин фотографируется у вскипевшего водами и манящего горной прохладой фонтана.
Здесь неимоверная смесь из одеяний: хиджаба в упрощенном понимании (как головного убора женщины в виде платка), так и в прямом понимании, переводимом с арабского «простыня», вполне светских нарядов чуть выше колена и просто с заколкой в волосах стыдливо-пугливых и знающих себе цену женщин с ключами от припаркованных дорогущих иномарок. Но ВСЕ непременно со смартфонами, планшетами и прочими «чудесами» IT-технологий в руках. Где-то на пиках окружающих зданий то видны, то снова не видны черные фигурки. Безопасность превыше всего, снайперы, поди! Это Чечня 21 века!
Тут - словно гром среди ясного неба для людей сведущих (а таковые нашлись, судя по удивленной реакции некоторых прохожих мужского пола). Из ближайшего песочно-серого УАЗа вооруженных людей в черном - местных полицейских - донеслось: «БМП нам лязгнет траками, домой, пора домой!» И сразу же затихло. Слушают, однако! Прямо унисон в ответ на мои мысли (мысли - и только, ни в коем разе не вслух) о том, что на мемориале - ни строки об участии федеральных войск в войне с бандитами.
Мне кажется, нужно некоторое пояснение: песня «Пора домой» рок-группы «Сектор Газа» стала своего рода символом, в особенности - солдат-срочников второй военной кампании в Чечне. Альбом вышел в свет в 1997 году, и вот представьте, как были популярны в войсках такие слова песни: «Вечером на нас находит грусть порой, порой. Сердце ноет, сердце просится - домой, домой. Взвоет ветер над бараками, БМП нам лязгнет траками - домой, домой, пора домой. Взвоет ветер над бараками, БМП нам лязгнет траками - домой, домой, пора домой. Лучше молодым любить, а не воевать, не убивать. Не цевьё, а руки девичьи в руках держать. Пуля просвистит пронзительно, АКМ трещит презрительно - плевать, плевать, на всё плевать. Мальчики опять надеются, что бой - последний бой, ждут они, когда приказ придет домой!»
Сам частенько слушаю. Но тут момент был неожиданный, согласитесь.
Ну, да ладно. Отчего бы не перейти на другую сторону от мечети, через проспект Орджоникидзе? Стоп, извините, всё время путаюсь в паутине прошлого. С 2005 года это проспект имени действительно профессионала-строителя с советских времен, а впоследствии - председателя Госсовета Чеченской Республики, погибшего вместе с первым президентом Ахматом Кадыровым во время теракта 9 мая 2004 года на грозненском стадионе «Динамо» Хусейна Исаева. Впрочем, о современной топонимике города Грозного можно поговорить и чуть позже. Мы же пока на празднике. Так ведь?
Вот и шумящая площадь перед мэрией Грозного, а в моей памяти беззаботной юности - Дворца пионеров (привет, фотокружок 1992-1993!). По архитектуре - почти один в один. Опять в закоулки памяти понесло.
Шатры, юрты, даже курень (да-да, Наурский район Чечни, давняя вотчина терских казаков, тоже представил весьма богатую экспозицию. Не удержусь от маленькой информации: в апреле 2016 года, в канун Вербного Воскресенья, в станице Наурской президент Чечни Рамзан Кадыров (сначала, понятное дело, построил по просьбе православных жителей) открыл очень красивый храм с 6-ю килограммами сусальной позолоты на куполах, компьютерным управлением колокольным звоном посредством sms-сообщений и подарком в виде «Тойоты Камри» настоятелю храма. И если кто подумает, будто это сарказм, - нет. Делается многое, о чем еще будет речь, другое дело - что мононациональность стала важнейшей особенностью этой кавказской республики в силу миллионов причин) широко и гостеприимно представляли национальную кухню, особенности быта предков, их ремесла.
Отойдя в сторонку покурить (а в Чечне дурным тоном считается курить «не в сторонке» даже глубоко взрослым мужчинам с сединами, про женщин вообще - молчок), я, простите секундную слабость, мысленно очутился невольно вновь там же, на том самом месте, но десятки лет назад.
25 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД
Мы, солнечно розовощекие, мчались сюда в 80-х, похрустывая на снегу полозьями санок, на главную ослепительную городскую елку встретиться с Дедом Морозом и Снегурочкой. И получить заветные мандарины с «Мишками на Севере». Шли, завороженные трепетом красных флагов, демонстрациями в майские и ноябрьские праздники. И равнодушно лицезрели республиканских вождей, предвкушая дома сладости и лимонад.
Мы, именно мое поколение, едва не успели, к величайшему тогда огорчению, стать комсомольцами, а вскоре уже юнцами глазели с недоумением на диво дивное и диво страшное: поверженного в воды реки Сунжа у городского цирка памятника товарищу Ленину. Его сорвали краном с той самой «волшебной» площади. И скинули хламом с берега реки.
И почему-то наворачивались слёзы: ведь вчера ещё стояли, застыв, подле него в почетном пионерском карауле, на площади имени него в сердце столицы Республики, такого недосягаемого вождя, столпа и основателя Родины - Союза Советских Социалистических Республик, несли вагонами цветы, а сегодня - он повержен ниц, с разбитой головой. Недоумение было в наших еще пионерских глазах, а на той и не только на той центральной городской площади шумел свой «майдан»: фанатично танцевали зикр, лязгали автоматами, азартно стреляли в воздух. Начинался отчет новейшей истории, и никто - и даже те «зикровцы» - не знали, к какому ужасу приведет вся эта вольница.
В ГОРЫ, В ГОРЫ! НА КЕЗЕНОЙ АМ!
Сегодня мы с вами временно перенесем повествование из столицы республики в одни из самых отдаленных ее мест - древние Шалинский и Веденский районы. Дорога туда, где горы упираются в небо, займет чуть больше 100 км. Давненько я не был в тех сказочных краях, лет 30 точно! А уж на легендарном озере Кезеной Ам (или «голубом озере»), самом крупном на Северном Кавказе и вовсе никогда.
С утра грузимся в легковушку друзей - в путь, за горизонт!
Выскочив ненадолго на «бакинскую трассу» (так в старые добрые времена называли автодорогу «Ростов-Баку»), сворачиваем с нее вправо. Скоро появится город (прежде село) Шали с 50-тысячным своим населением. Примерно Сальск.
Шали горцы основали еще в 14 веке, когда схлынули разорительные полчища Тамерлана, а вслед за ними были изгнаны дагестанские феодалы. Во время Кавказской войны 19 века как самый крупный предгорный и весьма удобно расположенный аул был сборным пунктом для предводителя войск имама Шамиля (кто не знает Шамиля?). И даже иногда его временной резиденцией. С тех пор и до наших дней Шали, окруженный дремучими лесами, являлся одним из мест важнейших битв с горцами.
МЕЧЕТЬ ИМЕНИ…
Мы петляем по улицам посередь добротных, в большинстве своем, домов частного сектора, объезжаем аварию, коих здесь по причине любви джигитов к быстрой езде предостаточное множество, и - о, диво дивное! Что я вижу: строятся высотки в стиле а-ля Грозный-Сити, Аргун-Сити или Гудермес-Сити, только чуть пониже. Выше них - только стрелы мощных кранов. Сбоку них - мощное сооружение с характерным куполом и минаретами. «Ты что, не знал? Это же Рамзан самую большую в Чечне мечеть строит», - скучающими голосами просветили друзья. Постойте, постойте, не проезжайте мимо. Уже ведь была самая большая. Первый раз об этом слышу. Да и в СМИ как-то не попадалась такая информация, что само по себе удивительно. Обычно журналисты не упускают возможности рассказать о чем-либо необычном (а насколько это необычно - читайте дальше), а уж те, кто ратует за «хватит кормить Кавказ», и подавно должны были обломать все перья (хотя власти Чечни постоянно утверждают, что все самые грандиозные объекты строятся на средства спонсоров и меценатов).
Вблизи мечеть еще больше поражает масштабами. Она будет вмещать 20 тысяч прихожан (вдвое больше, чем мечеть им. А.-Х. Кадырова - отца Рамзана Кадырова - в Грозном и на 5 тысяч, чем мечеть имени Аймани Кадыровой - мамы главы республики - в Аргуне), будет одной из самых крупных и вообще не имеющих аналогов в мире (в Чечне много таких объектов), отделана изнутри и снаружи греческим мрамором и оснащена необыкновенной иллюминацией.
Чьим же именем названа мечеть? Как сообщают местные СМИ, «по просьбе жителей святыню назвали именем Рамзана Кадырова». А никто и не удивился…
На выезде из города мне показывают длинный ряд однотипных кирпичных домов, явно «тянущих» по рыночным ценам не на один-два, а то и три миллиона, с однотипными же кирпичными заборами и воротами. Что за близнецы такие? Оказывается, люди в Шали возмущены. Чтобы начать только что увиденную мной грандиозную стройку, их просто выселили из центра на окраину и поселили вот в эти самые ХОРОШИЕ, НОВЫЕ дома. Да и не такая окраина - пять минут езды. Сказать про людей, которые в двух недавних войнах не единожды теряли не только кров, но и родных, близких, друзей, что их теперь избаловали, как-то язык не поворачивается. Но с другой стороны, показать бы им, как и куда порой переселяют в большинстве других регионов России…
ЗДЕСЬ БЫЛ ХАТТАБ…
Указатель гласит: Сержень-Юрт. Небольшое село с обилием в прошлой жизни чудных пионерских лагерей на берегах стремительных кристальных речек (в них неоднократно отдыхал пионером и я - очаровательные воспоминания), а потом по злой иронии военной судьбы - лагерей подготовки боевиков кровожадного наемника-араба Хаттаба, отравленного российскими спецслужбами в 2002 году. Но нет, сейчас здесь вновь отстраивают оздоровительные комплексы для детей и базы отдыха (разумеется, самые-самые).
А мы взбираемся всё выше, трасса то ныряет вниз к густым зарослям, то устремляется к облакам. Словно сказочные исполины, тянут руки-ветки всё гуще обступающие вековые леса. Завораживающая суровая красота. Горы, они такие…
Пост из бетонных блоков с надписью «КПП-22» и постовым в каске-сфере вырастает внезапно. Резко диссонирует это мрачное серое сооружение с обаянием здешних пейзажей. Как и серый же бронированный «Урал» с группой явно российских полицейских (ну, вы же понимаете, что я имею в виду: вроде, и полицейские, и военные тут все российские, но в реальности они разные, каждый в своем стане, у каждого своя правда) в сине-сером камуфляже на обочине дороги. Российский пост, признаюсь, удивляет. На территории Чечни я не видел вблизи российских военных и техники уже поездки в Грозный три, а может и четыре подряд. Подождите, это где-то с 2009 года. Да, они есть незримо, на базах, наверное - в штабах, скорее всего - ходят в тайные разведрейды, но на трассе, перед Ведено, да вообще «на публике» их не видно. Ведь Чечня давно исключительная вотчина республиканских силовиков. К коллегам из России они, в большом количестве амнистированные боевики, относятся, как бы выразиться, недоброжелательно, а россияне идти на конфликт и спорить со сложившимся статус-кво не спешат. Не надо это ни рядовым, ни генералам, ни политикам…
После КПП-22 сразу вспоминаешь, где находишься, и ЧТО здесь происходило совсем недавно. И уже по-другому смотрятся сказочные исполины, тянущие руки-ветки, за которыми спрятать в засаде хоть полк - плевое дело, расстрелять в упор ползущую по серпантину армейскую колонну, словно в тире, - легкая задачка даже для неопытного бойца. Да так оно и было. Столетиями. Горы, они такие…
Следов даже последних войн конца 20 - начала 21 веков, когда авиацией и артиллерией ровняли горы и рубили в щепы непроходимые леса, давно не видно, но они хорошо ощущаются подсознательно, если есть фантазия и некоторые знания по теме. Будет ли здесь и дальше мир, как сейчас, в этом прекрасном уголке Кавказа?
Ведено встречает стелой с портретами первого президента Чечни А.-Х. Кадырова и нынешнего главы республики (помните, в свое время он первый отказался и призвал отказаться всех руководителей регионов от именования президентом, потому что президент (Путин) должен быть один) Р.А. Кадырова. Собственно, Ведено предшествует село Ца-Ведено, а завершает Дышне-Ведено (ну, смотря в какую сторону ехать), и тянутся они одной несколько километровой дорогой, потому тонкости опустим. Обычные сельские пейзажи Кавказа: мечеть, торговые точки, пара супермаркетов, пасущийся скот, база батальона Внутренних войск МВД «Юг», сформированная исключительно из чеченцев. Прямо на начинающемся очередном горном склоне… побелены деревья. Вот где субботники так субботники у людей!
Сейчас в самом Ведено больше 5 тысяч жителей. В середине 19 века - это последняя столица Северо-Кавказского имамата и резиденция имама Шамиля (это его неподалеку взяли в плен, с почестями отвезли в столицу России, поселили как самого почетного гостя, ему приписывают сомнительное авторство фразы «знал бы, какая большая Россия, никогда бы не воевал с ней»). Ведено ценой огромных потерь взято штурмом русскими войсками в 1859 году. А потом в ходе тяжелых боев еще дважды: в июне 1995 года и в январе 2000 года. И даже после этого долго еще кипело крупными боевыми стычками с бандами Басаева и Умарова это горное село с грозной историей.
Дороги прекрасные, об этом я говорил много раз. Правда, выше к горам порой приходится уступать тяжелой строительной технике и ехать по грунтовке, а однажды и вовсе - по старому руслу реки. До сих пор еще не ликвидированы последствия мощных июньских селей, когда не то что дома, а мосты вместе с дорогами смывало бушующими горными потоками. Горы, они такие…
ПО «ВИНТОВОЙ ЛЕСТНИЦЕ»
И вот мы у подножия Андийского хребта, гордо возвышающегося на более чем 2.200 метров над уровнем моря. Тонкой серебряной ниткой - страшно посмотреть - вьется по нему дорога. До весны этого года она была с гравийным покрытием, а теперь - как федеральная трасса: с разметкой, знаками, отбойниками на самом краю головокружительных пропастей. В путь! Словно по винтовой лестнице устремляемся в дымку искрящегося неба. Вместе с нами парят грациозные орлы. И ядовито желтая… газовая труба, немыслимо изгибаясь под немыслимыми углами. Она покорно несет «голубое топливо» к одиноким горным жилищам и к потомку древнего селения Хой - современному селу Хой, куда лишь недавно вернулись всего несколько семей. Но газ им тоже нужен. А как без газа?
Сегодня погода отличная, а вот в погоду сырую и дождливую налитые облака, говорят, сползают прямо на дорогу. И ехать невозможно. Но ездят.
Повсюду на альпийских лугах разбросаны чабанские точки, на отвесных горных склонах чабаны вручную косят траву на сено (работенка для двужильных), нарушая законы тяготения, почти на вершине стоит КамАЗ, в который сено и грузят. Кому экзотика, кому тяжкий хлеб насущный.
Идем на спуск. Указатель вскоре подсказывает: влево - дорога на дагестанское селение Ботлих, до него 37 км. Где-то здесь на Дагестан в 1999 году шли полчища Басаева и иже с ним, развязав в итоге вторую «чеченскую» войну. Чего там, знаменитые вокруг места.
Но мы еще недолго едем прямо, потом налево. И вот она, рукой подать, раскинулась искрящаяся лазурная гладь Кезеной Ама!
КЕЗЕНОЙ АМ - ВОЛЯ БОЖЬЯ
Очарованию озера Кезеной Ам, ярко сияющего искорками солнца, поддаешься быстро и легко. Пьянит горный воздух, манит его ласковая, слегка рябящая гладь, к которой так и тянет прикоснуться рукой. Влево уходит грунтовая дорога на дагестанскую турбазу, вправо - «фирмА» от Чеченской Республики: то бишь, все тот же идеальный асфальт. В воде у берега весело плещутся мужчины-туристы, рядом дорогая «Ауди» с краснодарскими номерами. Туристам можно много, но туристам-женщинам - отнюдь. Максимум - зайти в воду по обнаженное колено. В конце концов, мы в мусульманской республике.
Озеро в самом деле является водной жемчужиной в нежных объятиях субальпийских лугов и самым большим на Северном Кавказе. Оно территориально поделено между Дагестаном и Чечней, занимает площадь порядка 2,5 кв. км. Известная максимальная глубина - 74 метра. Но подводные горные разломы исследовать практически невозможно, а уж там - может, и километровые пропасти. Ведь Кезеной Ам образовалось в доисторические времена после крупного землетрясения, обвала пород и образовавшейся запруды протекавших здесь рек. Поди, разбери, где предел глубине, и где подземный сток озерных вод (внешнего попросту нет). Говорят, потому утонувших людей очень редко находят.
Хотя в Чечне не единожды рассказали предание (причем, абсолютно достоверное) о происхождении Кезеной Ам. Вот его краткое изложение: «Некогда был аул Кезеной, в котором жили люди, не почитавшие Бога. Однажды в аул спустился с небес ангел божий и под видом нищего начал обходить дома, прося пищи и ночлега. Но никто его к себе в дом не принял. Только бедная вдова приняла гостя, угостила чем могла и приготовила ему постель для отдыха. Когда нищий поел и отдохнул, он обратился к вдове с такими словами: «Я не нищий, я ангел божий, пришедший испытать кезенойцев. Теперь Бог видит, что кезенойцы злой народ, и за это они потерпят страшное наказание: земля раскроется и поглотит этот аул. А на память всем людям здесь образуется глубокое озеро, которое будет существовать вечно». Сказав это, нищий добавил: «Собери все свое семейство и уходи на соседнюю гору». Вдова успела уйти, а все остальные злые люди понесли справедливое наказание». Когда я говорил, что почти один в один такую историю слышал от экскурсоводов в Абхазии о происхождении озера Рица, меня внимательно слушали, но явно воспринимали со скепсисом. Вроде, рассказывай нам тут…
Вот и турбаза. Знаменитая в самом прямом смысле. Удобное расположение озера в котловине горного Андийского хребта не допускало волн, и еще в 70-х годах прошлого века здесь открыли тренировочную базу сборной СССР по гребле на байдарках и каноэ. Просуществовала она, как понимаете, до энных времен, охранялась чуть ли не КГБ (ну, опасались всегда «неразумных» горцев), в смутные 90-е была разграблена местными, а в известные войны добита артиллерией с авиацией федеральных войск.
Сегодня старая обитель спортсменов восстановлена, да еще как, она и есть гостиница, рядом ведется еще стройка, есть грандиозные планы по восстановлению тренировок гребцов в федеральном масштабе, возведению канатной дороги (она реально строится, пока действует только грузовой маршрут для перевозки стройматериалов через озеро в горы). Пока же к услугам открытого полтора года назад туристско-рекреационного центра «Кезеной Ам» есть услуги от стандартного номера в гостинице с двуспальной кроватью за 2.500 рублей до люкса в виде трехместного номера с гостиной и двумя спальнями за 5.000 рублей в сутки. Есть вариант отдохнуть в коттедже из деревянного сруба за 5.500 рублей. За отдельную плату вам организуют мото- и велопрогулки, прогулки на лодке, рыбалку (здесь, кстати, водится уникальный вид форели). Можно организовать экскурсии в старинные селения, посетить спортзал, а зимой покататься на санках, лыжах и сноубордах.
Чуть не забыл, можно еще прекрасно отдохнуть в летней беседке на берегу озера за 250 рублей в час. Догадайтесь, что мы выбрали? И отлично было!
ХОЙ - «ГОРОД МЕРТВЫХ»
Турбаза встретила нас почти полной парковочной стоянкой (и это в октябре; говорят, тут летом колесу негде упасть) с автомобильными номерами не только Чечни, но и Ставропольского с Краснодарским регионов, катанием на лодке непременно в спасательных жилетах после инструктажа (250 рублей за 30 минут; кажущиеся изумрудными со стороны, черной мрачной глубиной манят вниз ледяные воды - необъяснимое чувство), гостеприимным выбором пустых летних беседок и зажигательной непрерывной лезгинкой в исполнении аксакалов с «живыми» инструментами, азартным мужским и скромно веселым женским выходом отдыхающих на «танцпол». Захватывающе так, по-настоящему, по-кавказски: «Опа, асса!», пока хватает дыхания. И даже суровый бородатый страж порядка, забыв о своей суровости, пританцовывал и снимал заразительное до невозможности веселье на смартфон, и даже еще более суровый крепыш лет весьма суровых с внучками не удержался от такого веселья на фоне вообще уж суровых каменных горных исполинов. Эта общая, народная и природная древняя мощь давила и одновременно окрыляла, заставляла задуматься о бренности бытия и величии вечности. Эти горы видели столько, сколько не вместит разум. Эти горы, эти горы, только задуматься…
И безо всяких экскурсий мы просто поехали еще выше, тут километров пять. «Город мертвых», «Мертвый город», древнее селение Хой - место, к которому многие местные относятся с суеверным пиететом. Считается, бывать там - плохая примета.
Мнений много. Расположенное над километровой пропастью на пути во враждебный некогда Дагестан (говорят, здесь проходило и одно из направлений Великого Шелкового пути, да чуть ли и не обитали древние евреи, хотя - кто, в самом деле, знает мир далекого прошлого), процветающее некогда городище окружило себя сторожевыми поселениями на самых опасных маршрутах. Откуда стражники подавали собратьям-горцам огненные сигналы, далеко видные в ущелье и за его пределами. А при необходимости первыми вставали на защиту родины. Речь идет в разбросе от V до XIV веков. Еще есть мнение, будто тут создали целый некрополь, куда стекались умирающие от болезней. Об этом «говорят» похожие на склепы ниши в скалах. С другой стороны, они слишком малы для индивидуальных захоронений-склепов, тогда это могут быть надгробные камни над захоронениями воинов-защитников с цитатами из Корана, явно видными до сих пор. Исследователи едины в одном: людские останки здесь покоятся. А сторожевые башни, некогда удивительным образом построенные без грамма раствора, руинами стоят и по сей день. Однако такими руинами, что по их внутренним ступеням, мимо бойниц, сквозь которые идеально выбраны секторы обзора и обстрела, можно достаточно легко подняться и сейчас. Наслышан, поднимались люди с оружием и недавно, а потом древние камни, терпеливо взирающие на перипетии столетий, взрывали вновь и вновь уже в современной истории. Но они опять выстояли, с усмешкой посмотрев на очередных завоевателей. Вот потому и такая мрачная история у «города мертвых».
Обернувшись назад, в ту самую километровую вечную пропасть, пытаясь обогнать стремительно наступающую ночь, мы закружили по серпантину вниз, на равнину. И не обогнали ночь…
«СТО ЛЕТ ТУТ ЖИВУ - ФОНТАНА НЕ ВИДЕЛ»
Широко разрекламированный по всем федеральным СМИ поюще-танцующий фонтан за 60 млрд рублей (правда, говорят, сюда входит и стоимость целого развлекательного кластера с гостиницей, аттракционами и дельфинарием, который пока так и не построен), открытый накануне Дня Грозного-2015 на Грозненском море (правильнее - Чернореченском водохранилище), и правда мало кто видел «живьем» даже из местных. Уж очень редко его включают. Поговаривают, и вовсе включали один раз. В день открытия. Год назад. Но в надежде на удачу я и в третий раз в третью поездку уговорил друга поехать увидеть-таки чудо. Тем более что в программе празднования Дня города-2016 чудо значилось. Тем более что оно, как говаривали на открытии, самое большое и единственное цельно-погруженное в мире, самое дорогое в России (ну, тут сомневаться не приходится).
И вот мы на берегу водохранилища - некогда любимого нашего места отдыха с самого детства до самой юности (вспоминается, как в 1995-м, сразу после окончания первой войны, у нас среди бела дня на глазах у всех чуть не отобрали русскую девушку, приехавшую в гости из России, и которую мы опрометчиво привезли покататься на катамаранах. Еле отбились, запихнув несчастную в попутную машину к пожилому чеченцу, тронуть которого отморозки не решились. Да уж, теперь, в микрорайоне одного из самых без преувеличения безопасных городов России и на том самом месте еще раз явственно ощутил я разницу между тем беспредельным и безнаказанным варварством отдельных индивидуумов, создавших «славу» Грозному, и нынешней массовой культурной метаморфозой. Рамзан - волшебник?).
Тем временем чудо немногочисленному собравшемуся народу (человек 100, больше детей) не являлось, прошло больше часа от назначенного планом мероприятий мэрии времени (кстати, тем днем мы опаздывали на все мероприятия, потому что они или начинались раньше, или позже без объяснений. Видимо, в целях безопасности. Руководство высокое всё же присутствует. А так откроет террорист программку - и выбирай мишени, где удобнее. Ан нет). «Подожди, - молвит друг. - У меня в доме напротив знакомый живет, сейчас позвоню, может, он что знает». Знакомый удивился весьма: «Да я тут сто лет живу, ни разу фонтана не видел». Но вдруг - в темноте зашуршало, зашипело, черная водная гладь ожила. И вскоре фонтан вспыхнул во всей своей красе, фонтанируя (простите за тавтологию) национальной и зарубежной музыкой, пляшущими в уходящих далеко ввысь струях силуэтами горцев и горянок, подводными языками пламени. Он, фонтан, то нарочито стыдливо затихал в такт плавным движениям женщины, то вновь неистово взрывался энергией джигита.
Посмотреть есть на что: длина конструкции в форме чеченского орнамента - 300 метров, высота струи - до 100 метров. Широкую гамму цветов создают 3.600 прожекторов, а около 500 вращающихся форсунок под высоким давлением создают водные экраны для трансляции видеоматериалов. 240 специальных пушек в любой момент готовы поддержать феерию огнем.
Внезапно поблизости развернулся короткий, но показательный и немного спустивший мои мысли с небес конфликт. Суть в том, что трасса через дамбу вдоль водохранилища была закрыта полицией. Но непонятным образом после коротких переговоров туда проезжали авто. Весь народ смотрел действо с угла, а там, на дамбе, - самое удобное место. Не для простолюдинов, понятно. Но и пешая «рать» тихой сапой пыталась продвинуться вдоль кордона полицейских поближе к хорошему местечку. Видимо, чего-то не понявший в запретных словах на чеченском языке, явно русского и неместного вида мужчина (турист, ни дать ни взять) сделал несколько шагов за «красную черту». На грозный окрик полицейского ответив наивно: «А вот они же проехали». Уж не помню дословно, но очень грубо велел ему воротиться восвояси за «черту» крепыш в камуфляже. Маленький осадочек в море идиллии остался. В особенности на фоне последующего сразу эпизода: возвращаясь к машине, увидели возле неё другого полицейского. Ждали чего неприятного, но он на отличном русском (на машине номера другого региона, видно, принял за гостей города): «Добрый вечер, молодые люди. Здесь парковка запрещена. Если собираетесь еще оставаться, переставьте машину». Опа на!
В центре вечером народу было множество. Но идти туда - желания никакого. И подустали, и проходить опять кордоны охраны, коих стало еще больше дневных, надоело. Да и к сцене возле мечети просто так близко не подойти. А значит, не увидеть толком праздничного зрелища. Потом прочитал в Интернете: всех поздравил глава Республики Рамзан Кадыров и зампредседателя правительства РФ Александр Хлопонин. Любопытно для жителей Дона, что с самого утра на праздничных мероприятиях присутствовал председатель Союза городов воинской славы (а Грозный получил это звание в прошлом году) Сергей Горбань. Тот самый, в недавнем прошлом первый заместитель донского губернатора, мэр города Ростова. Концерт вели уже завсегдатай здешних мест Николай Басков (когда-то он навсегда покорил публику, исполнив в черкеске с кинжалом на боку песню «Чечня» на чеченском языке) и Яна Рудковская, выступали Владимир Пресняков, Валерия, всё тот же Басков, чеченские солисты и коллективы. Всё это сопровождалось ледовыми номерами (да-да, днем тут и намека на лед не было в 27-градусную жару, а к вечеру появился) олимпийских чемпионов Татьяны Волосожар и Максима Транькова, Аделины Сотниковой, а кульминацией стала лезгинка на льду в исполнении самого Евгения Плющенко. Наверное, вживую красиво было. Но мы и по телеку посмотрели. Лишь вышли глянуть на салют (он почему-то тоже оказался сдвинут по времени), огни которого взмывали выше высоток «Грозного-сити».
ТУДА НЕ СНИМАЙ, СЮДА СНИМАЙ
Пропуском на смотровую площадку одной из башен «Грозного-сити» послужил экскурсионный билет номиналом 100 рублей с парящим в танце джигитом в углу. Десятка два секунд на скоростном лифте - и мы с супругой на крыше. Парень с рацией в руке и без оружия дублирует надписи на ограждении: «Фото- и видеосъемка в сторону резиденции запрещены». Смотреть можно. Это впечатляющий комплекс зданий и сооружений в самом центре, прямо через улицу от «Грозного-сити», на энном количестве гектаров являющий собой резиденцию главы Чеченской Республики. Ради ее строительства даже изменили русло реки Сунжа. О роскоши внутреннего убранства в народе ходят легенды, но мы непроверенным сплетням верить не будем. Красоту и размах видно и снаружи.
А вот снимать в сторону ж/д вокзала, где гигантским комплексом и обособленно-отчужденным городом в городе за высоченным забором с бойницами расположились здания федеральных МВД, ФСБ и других силовиков вместе с хозяйственными постройками и общежитиями для личного состава с семьями, - сколько душе угодно. Хоть фото, хоть видео. Почему-то…
Еще один интересный объект - строительная площадка напротив «Грозного-сити» (по другую сторону от резиденции). Здесь запланирован «Грозный-сити 2». Венцом которого должен стать небоскреб в 80 этажей и высотой около 400 метров. Называться он будет в честь А.-Х. Кадырова «Башня Ахмат» или «Ахмат Тауэр». Строить должны были еще два года назад за счет инвестиций из ОАЭ, но пока дальше площадки дело не сдвинулось.
Полюбовавшись пейзажами, неутомимо вновь отправляемся на пешую прогулку. Так интереснее. Снует стремительный поток по большей части дорогих машин. Для которых, впрочем, остановиться пропустить пешехода в любом месте дороге, не говоря уже о «зебре», - нормальное явление. И никто неистово не сигналит позади. Добродушный встречный мужчина внезапно улыбается, признавая в нас гостей: «Хотите что-то интересное посмотреть? Я расскажу». И начинает рассказывать.
Неизменные автоматчики круглосуточно патрулируют центр. Вот и сейчас прогуливаются по аллее на проспекте Путина, скучающе поглядывая по сторонам и на проходящих девушек.
Новые модерновые остановки общественного транспорта. Их всего несколько на проспекте А.-Х. Кадырова. Прозрачные, с закрывающимися дверьми, кондиционером, встроенными видеокамерами и даже бесплатным Wi-Fi. Правда, скорость Интернета не ахти, но, скажем так, задаром пойдет.
Подсобка неприметного в ряду прочих магазинчика овощей в 100 метрах от проспекта Путина со стеллажами, уставленными всевозможным спиртным. Сюда вход свободный (надо только знать), выход - с черным пакетом. Народная тропа не зарастает. И цены, я вам скажу, или вровень с нашими, или даже дешевле. Да, официальных магазинов спиртного в Грозном то ли два, то ли совсем один, работают два часа в сутки. Однако подпольная торговля, по местным меркам, процветает. Один таксист обещал мне на спор с полсотни «точек» только в Грозном показать плюс одну… оптовую.
По-восточному шумный и богатый центральный рынок «Беркат» и экзотично смотрящаяся здесь веселая дородная торговка квашеной капустой Надя. На приветствие подошедшей соседки вроде «удачи продать тебе всё» ответившая «и тебе, Мадина, не зазря сюда припереться». «Да ничего живу. Квартиру вот Рамзан дал вместо разбитой в войну. Уезжать некуда, дети сами в России мыкаются, да и куда уже на старости лет, - охотно вступает в разговор Надя. - Никто не обижает, не те нынче совсем времена. А русские-то? Русских совсем мало здесь осталось. Старики, в основном, доживают свой век…»
УЛИЦА ИМЕНИ…
Мне безумно нравится и одновременно непонятна современная топонимика (да и топография тоже) Грозного. Удивительным образом здесь теперь уживаются несовместимое и неосуществимое. Да, это неотъемлемое веяние перемен, когда власти хочется и не утерять старое, и не обидеть новое. Что наиболее ярко заметно в Грозном.
Да, здесь невообразимое количество топонимов советских времен. К примеру, мой родной поселок рядом с центром города так и именуется «Войков», в честь убийцы последнего царя. То ли Кровавого, то ли Святого. Но гордое «я живу на Войково» никому в Грозном не отнять.
Про проспект Путина известно всем. Но вот в самом центре, где только что произносил присягу вновь избранный глава Республики Рамзан Кадыров, проходит улица Героя России Германа Угрюмова. Был такой адмирал, высокий чин в ФСБ, умерший от сердечного приступа прямо на рабочем месте на военной базе Минобороны в чеченской Ханкале. Местные считают его инициатором жестких «зачисток» с участием силовиков, в ходе чего пропадали и пропали люди.
Есть улица небезызвестного Героя России, командующего в одно время группировкой войск Геннадия Трошева. Самого уроженца Грозного. Но жесткого в отношении боевиков (а говорят, и «мирных» тоже). Эта улица близ центрального рынка «Беркат».
В наличии и улица имени псковских десантников, погибших в начале 2000 года в горах под Аргуном в заставшем их врасплох неравном бою с полчищами Хаттаба и иже с ним.
Выходя с улицы имени шейха Али Митаева, бывшей Первомайской (характерная биография тех времен: в 1912 году в честь 300-летия дома Романовых создал медресе и русскую школу, даже пригласил русских учителей из Грозного, платил им зарплату, помогал Белой гвардии в годы Гражданской войны, затем отстоял Грозный в боях с ополчением опять же Белой гвардии полковника Терского войска Бичерахова, в итоге был избран членом ревкома Чеченской Республики, но расстрелян после обвинения в мятеже в 1925 году в Ростове-на-Дону), почти сразу попадаем на улицу имени Героя России Александра Прохоренко (до недавних пор - Авиационную). На ней же расположен чеченский парламент за высоким забором. Черными воронами стоят стражи порядка, черными воронами вылетают черные лимузины. Переждав паузу, идем фотографироваться на фоне мемориальной доски офицеру Прохоренко, вызвавшему в сирийской Пальмире в окружении огонь на себя…
Сворачиваем в сторону - и вот улица с непонятным названием «имени Анны Богаткиной». Вскоре выясняем: здесь, в доме № 60, проживает участница Великой Отечественной войны, грозненская телеграфистка Анна Григорьевна Богаткина.
Еще в Грозном есть улица (да что там - проспект, который в микрорайонах города так по-старому и называют - Кирова) имени легендарного боксера Мухаммеда Али, памятный знак лучшему вратарю мира Льву Яшину, недавно появилась улица имени дагестанского лейтенанта полиции Магомеда Нурбагандова, прямо сказавшего в глаза нелюдям и в лицо самой смерти: «Работайте, братья». Пушкина, Лорсанова, Грибоедова, Лермонтова, Исаева, Баррикадная и Боевая (в честь стодневных боев в Гражданскую войну), Нурседы Хабусиевой (помощницы мэра Грозного, погибшей при покушении на него), Абузара Айдамирова - чеченского писателя, Зои Космодемьянской… И никакого тебе когнитивного диссонанса. Местные отвечают в большинстве так: «Улица и улица, жить не мешает, а жить нужно сейчас».
Продолжать можно долго. Вот такой калейдоскоп. А мы едем на улицу Машинную. Мало кто знает её название теперь, да и прежде тоже. Всем это скорбное место больше известно как «русское кладбище» за консервным заводом.
НЕКРОПОЛЬ В ПЛЕНУ ВОЙНЫ…
Эти десятки кладбищенских гектаров, в коих захоронены, кстати, и мусульмане, преимущественно татары, ныне вызывают донельзя сюрреалистические ощущения. Тысячи и тысячи могил, некогда ухоженных и распланированных ритуальной картой суровых «харонов», теперь зловеще покрыты диким сплетением жадной и удобренной тлением всякообразной растительности. Как после Чернобыля. Мощными корявыми щупальцами деревья без присмотра людского вгрызаются в брошенную погребальную землю, прорастают внутрь, поднимая на дыбы ограды и сами могилы. А что, их бросили вместе с мертвыми…
Побывать на центральном городском кладбище сподвигли два обстоятельства: навестить, прибрать могилки родных бабушки и дедушки; посмотреть и оценить, так ли в самом деле плохо, как накануне моей поездки было описано в статье корреспондента одной из федеральных газет (по признанию - грозненки). Могилки (тоже простреленные, но хоть не унесенные взрывом) я с отцом прибрал, покрасил, таблички новые с портретами повесил. Касаемо второго обстоятельства. Задело. Корреспондент с плохо скрываемым гневом повествовала, как негоже местные власти следят за русским кладбищем. И субботники у них редкие, и ремонты мелкие. И мемориал воинам Великой Отечественной, а попутно и братская могила раненых в 42-м на подступах к Грозному красноармейцев, вовсе заброшены. А вообще на уборке могил подрабатывают частники. За деньги, по заказам клиентов из России. И это, дескать, плохо.
У меня свое мнение. Я читал не одно воспоминание наших офицеров и рядовых о боях в этом районе. И бахвальство многих меня удивило. Наподобие такого: «Боевики, наивные, думали, мы не будем бомбить русское кладбище. И прятались там. Но им как дали минометами…» И летели огненными осколками надгробия, порой с останками тех, кто тлел в гробах. Посмотрите на это кладбище, что до сих пор (и навсегда, пока его не поглотят пятой жизненной необходимости уже вплотную подступившие дома частного сектора) насквозь пробито осколками орудийных снарядов.
Да, это суровая правда войны. Да, там прятались боевики. Воюют же там, где приходится, даже там, где все давно умерли. Да что я вообще хотел этим сказать? Нет ни правых, ни виноватых на войне. Тем не менее, за кладбищем, которое пытались разминировать много лет, все равно следят городские власти. Это заметно. Пусть не там, где непроглядный частокол, и куда я не пустил отца в поисках деда. Уверен, там еще остались «сюрпризы». Но центральная часть выглядит вполне ухоженно, отреставрирован памятник воинам ВОВ. Как раз рядом трудились те самые, «из газетной статьи» мужчины-чеченцы.
«Добрый день! Кому-то на заказ работаете?» - «Да, вот заказали плиткой выложить вокруг могилы, покрасить, цветы положить. А почему бы нет?»
Да и правда: почему - нет? Кому-то всё равно, кому-то не всё равно, но возможности приехать поухаживать за родными - никакой. А тут есть люди, что найдут за плату могилу и облагородят в зависимости от степени оплаты. Это ведь вариант?
Вот с такими противоречивыми чувствами я уезжал с кладбища, израненного донельзя некрополя, до сих пор находящегося в беспощадном плену войны. Уезжал в этот день и из Чечни. Навсегда ли? Надолго ли? Скоро ли еще вернусь? Хотелось бы…
ВМЕСТО ЭПИЛОГА
Впечатления от очередной поездки на родину, кажется - десятой по счету с первой войны, как всегда скомканные и ясные, противоречивые и отчетливые. В общем, как всегда - непонятные. Но одного я хочу точно: мира на такой прекрасной и гостеприимной земле. Она и так настрадалась вдоволь. Смертями, ужасами для всех населяющих её народов и наших воинов, праведно или неправедно отправленных туда «усмирять Кавказ». Хоть два столетия назад, хоть вчера. Почему бы не воевать, а дружить? Практика показывает: это возможно, и никакого антагонизма между нашими народами нет…

Прикрепления: Картинка 1 · Картинка 2
Категория: Служа Отечеству – Служу народу! | Просмотров: 100 | Добавил: panfilovich
Всего комментариев: 0
avatar


16+
Сетевое издание "Копирайтер", сайт издания - http://copyreg.ru,
зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 03.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 59430
По вопросам сотрудничества обращайтесь: greatinquisitor@yandex.ru
Полную информацию смотрите на странице Контакты

Российское информационное агентство "Агентство практической журналистики "Аквила"" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 10.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ИА № ФС 77 - 59624

По вопросам сотрудничества обращайтесь: aquila-ia@yandex.ru
Полную информацию смотрите на странице 

Наименования СМИ: РИА "Аквила" и 
Российское информационное агентство "Агентство практической журналистики "Аквила"" - тождественны.
Премия Национальной Медицинской Палаты за вклад в развитие российского здравоохранения и повышение уважения к медицинским работникам -2016

Победа на всероссйском конкурсе для СМИ "Спортивные регионы - спортивная Россия" - 2016


!