Прикипел душой к земле - 21 Декабря 2016 - Конкурс СМИ - Копирайтер
Работа для журналистов
Публикация статей
Главная » 2016 » Декабрь » 21 » Прикипел душой к земле
14:13
Прикипел душой к земле
именно эта фраза, сказанная с чувством гордости за свое дело, как нельзя лучше характеризует героя нашего очерка - ветерана труда, Заслуженного работника сельского хозяйства Российской Федерации Александра Панасенко. Родился Саша Панасенко 15 февраля 1936 года в поселке Бурсак Выселковского района. С детства рос на примере отца, Михаила Панасенко. У руля какого предприятия ни стоял бы этот крепкий хозяйственник, он всегда был в почете и уважении. Не меньшую роль в становлении характера и жизненных принципов известного на Кубани агрария сыграл образ деда Василия, старосты села Лучки Диканьского района. Закалило характер мальчика и военное детство. В августе 42-го младший Панасенко понял, что теперь опорой и помощником матери, на руках которой была полуторагодовалая сестренка, будет он. В то летнее утро Саша проснулся и не застал дома отца. Поцеловав спящих детей, крепко обняв плачущую жену, активист, партийный работник и хозяйственник Михаил Панасенко ушел в партизанский отряд Игнатовых, в который входили руководители высших учебных заведений и промышленных предприятий Краснодара, партийные и научные работники, инженеры, экономисты, квалифицированные рабочие. Годы войны запомнились Саше работой в поле, ведь тогда сеяли и убирали урожай те, кто не смог взять в руки винтовку - женщины, дети да старики; багряным заревом огня, горящей железнодорожной станции, на которую немцы сбросили бомбы; обозом, в котором он с мамой и сестренкой, как член семьи партработника, уходил от неминуемого расстрела в горы; долгие дни неизвестности и ожидания возвращения отца. Перед войной Михаила Панасенко перевели руководителем Павловского авторемонтного завода, а по возвращении направили в Штенгартовское МТМ. Саша был частым гостем полевых бригад, куда его брал с собой отец. Именно здесь, в полях, сидя за штурвалом трактора СТЗ - настоящей железной машины, у которой и штурвал рулевого колеса, и седло тракториста, и колесные обода были стальными, младший Панасенко приучался к труду земледельца. В 49-м следом за главой семейства Панасенко перебрались в село Великое. Здесь Михаил Васильевич возглавил Великовещенское МТС. В Великом, во время летних каникул, Саша подрабатывал учетчиком зерна, выходил на сбор урожая в поля и сады. После окончания страды мальчишки гоняли плоты с лесом, которым семья всю осень и зиму топила печь. - Мы вставали, едва забрезжит рассвет, - воссоздавая в памяти картины прошлого, говорит Александр Панасенко. - Захватив котомку с продуктами и порубочную карту, пешком шли до Белореченска. К утру были на площадке, что расчищалась для строительства ГЭС. Здесь мы рубили деревья, счищали сучья и сносили бревна к реке. Из бревен вязались плоты, на которых к вечеру мы спускались в Великое, где нас ждали матери с бричками. С детства Саша мечтал стать авиационным конструктором. В десятом классе написал запросы в авиационные институты, но, как приговор, в них была приписка, что от абитуриентов, во время войны находившихся в зоне оккупации, документы не принимаются. По совету отца Саша стал задумываться о поступлении в сельскохозяйственный институт. - К тому времени одноклассница получила ответ на запрос из Иркутского сельхозинститута, - вспоминает Александр Михайлович, и в глазах его вспыхивают веселые огоньки. - На буклете была красивая картинка: зима, лыжи, коньки, тайга - у нас голова вскружилась. Решили ехать, как говорится, за тридевять земель. Из троих поступил только я. Председатель приемной комиссии стал меня отговаривать: «С твоими пятерками мы не можем тебе отказать, забери, пожалуйста, документы. Ты же кубанец - у вас там тепло, а у нас Сибирь - холодно. Сбежишь». Я уперся. Год отучился и действительно забрал документы. Но не морозы вернули меня на родину. Тосковал я по родной земле, по близким людям, с которыми меня разделяли семь тысяч километров. Так я перевелся в Кубанский сельскохозяйственный институт, который в 59-м году успешно окончил и… чуть снова не подался в далекие края. Нас тогда после выпуска распределяли на Камчатку, Сахалин, Целину в Алтай. Отличникам давали возможность самостоятельного выбора, и я решил, что поеду, посмотрю Алтай. Но… на меня к тому времени пришел запрос из станицы Константиновской Курганинского района. Оказывается, будучи после четвертого курса на практике в свиносовхозе Курганинском, я приглянулся директору Николаю Потаповичу Егорову. Тот поделился мнением о студенте, знающем не только агрономию, но и сельхозхимию, с председателем колхоза «Кубань» Федором Васильевичем Бузьяновым. Федор Васильевич был хватким хозяйственником и сразу сделал запрос в институт. Первые шаги агронома В передовое хозяйство района, колхоз «Кубань», выпускник факультета агрономии Кубанского сельскохозяйственного института Александр Панасенко пришел в мае 59-го, а уже в сентябре Федор Бузьянов направил его на поднятие Новоалексеевского колхоза им. Жданова. В то время в рамках гагановского движения над отстающими хозяйствами брали шефство. Таким подшефным хозяйством для «Кубани» стал колхоз им. Жданова. Главным агрономом в колхозе работал Андрей Михайлович Никитенко, офицер, авторитетный, уважаемый человек. Единственным его недостатком, как хозяйственника, были слабые знания агрономии, которые основывались лишь на прохождении курсов агрономии. Андрей Михайлович встретил молодого специалиста по-отечески тепло. Спустя два года, когда из заместителей его перевели на должность председателя колхоза, он так поставил вопрос перед Панасенко: «Значит так, Александр Михайлович, мое - общее руководство, а вся агрономия - твой удел». А на правлении колхоза сказал: «Что скажет Александр Михайлович, считайте - сказал я! Это приказ». Так и работали они плечом к плечу. За время работы агрономом Александр Панасенко спланировал и организовал посадку 307 гектаров лесополос. По словам нашего героя, красавицы-акации выросли не сами по себе. Их вырастили из семян бобов, что собирали по всей станице. Стройные ряды пирамидальных тополей - тоже дело его рук. Деревца канадского тополя появились в станице Новоалексеевской из черенков, которые были нарезаны с тополей, растущих вдоль Армавирской трассы. С появлением лесополос частично решилась проблема с выдуванием семян из посевов. Окончательно забылся вопрос пыльных бурь, происходящих в границах «армавирского коридора», когда молодой агроном ввел в практику поверхностную обработку почвы. - Когда мы отказались от пахоты, а приняли за норму дискование на глубину сева, корешки растений получили возможность цепляться за плотный слой непаханой земли и, таким образом, оставаться в земле даже в самые сильные пыльные бури. Лучше всего укоренялся ячмень, ранняя пшеница, люцерна. Их сеяли на самых ветроударных участках. Теперь, когда землю не пахали, она не была такой рыхлой и потому не поднималась, засыпая деревца посадок по самые макушки. Кроме того, культивация была экономически выгодней. Передовой опыт хозяйственника Спустя пятнадцать лет, в 1975 году Александр Панасенко возглавил хозяйство. «Ждановцы! Активнее соревнуйтесь за высокую культуру труда, быта и человеческих отношений», - таким лозунгом руководствовался коллектив Александра Панасенко. Благодаря взаимоуважению, высокой самоотдаче и ответственности на всех производственных участках, знаниям и опыту руководителя самое отстающее хозяйство Курганинского района стало в числе передовых. Теперь к нему, Панасенко, ехали перенимать опыт. Приезжали даже из соседних районов. Гордостью колхоза стали овчарни, а еще в бытность Александра Панасенко колхоз им. Жданова стал одним из самых сильных семеноводческих хозяйств. Здесь умели и с успехом выращивали семена кукурузы, пшеницы и арбузов. Прокладка трубопровода, асфальтирование дорог, строительство бригад - ко всему приложил руку и душу Панасенко. - Когда секретарь райкома партии Зоя Ивановна Боровикова в 1985 году направила меня на усиление колхоза «Маяк революции», душа моя металась между жизненным принципом «дело превыше всего» и любовью к земле, к которой я успел прикипеть всем сердцем, - взволнованно говорит наш герой. - Я решил посоветоваться с женой. «Куда иголка, туда и нитка», - сказала тогда моя Таисия Георгиевна. За такую жизненную позицию супруги Зоя Ивановна уважительно заметила при встрече: «Государственный она у тебя человек, Александр Михайлович!». Так мы перебрались на жительство в станицу Родниковскую. До сих пор помню тот молчаливый укор коллег на правлении колхоза им. Жданова, когда я сообщил им об уходе. На том собрании я едва сдержал слезы. Выбежал из зала, прыгнул в машину и, лишь выехав за станицу, дал волю чувствам. «Маяк революции» для меня как для специалиста был ступенью роста. Земли больше, в прошлом крепкий фундамент заложил Герой социалистического труда Борис Филатов, работали хорошие специалисты. В былые годы «Маяк революции» действительно был маяком. К моменту моего прихода колхоз относился к числу проблемных, низкорентабельных, долгое время не было здесь достойной смены Филатову, да и земля была трудной: заболоченная, засоренная камнями. Комбайны тонули в «мочаках», пшеницу и люцерну сеяли на камнях, прямо в глыбы. То, что не вымерзало и поднималось слабыми всходами, шло на выпас отощавшему от голода скоту. Едва коровы стаптывали посевы пшеницы, их рацион в летнее время до 80% состоял из люцерны, а в холодное время года животные довольствовались соломой. К моменту моего прихода годовые надои молока составляли 1400 литров с одной коровы. А ведь когда-то «Маяк» славился ударным животноводством. Александр Панасенко пришел в хозяйство в декабре. Зима в тот год выдалась мягкой, и первое, над чем ему вместе с командой пришлось ударно поработать, была «прополка» камня. Обрабатывать такие поля очень трудно: не пахота, а перешевеливание камня, а в результате - горсть зерна. Никакая заводская техника не могла справиться с этой проблемой, и тогда по инициативе Александра Михайловича был сконструирован свой трактор. По словам моего собеседника, особенность трактора состояла в том, что к нему на цепях, в два ряда, были подвешены четырехметровые рельсы с приваренными зубьями, а третья рельса была пущена планировочной. Важным в такой «прополке» было поймать нужное время: земля не должна была быть сухой. А потому, едва пошли дожди, в хозяйстве принялись за работу. Поля стало не узнать. - Весной мы засеяли поля ячменем, пшеницей с викой и рапсом, о котором в хозяйстве на тот момент и не слышали, - предаваясь воспоминаниям, говорит Александр Панасенко. - Всходы радовали глаз. Едва они достигли стадии «спасывания», мой заместитель Владимир Рябомизов стал настойчиво напоминать об этой привычной для хозяйства процедуре. Вот тогда я повез правление в колхоз им. Жданова. Увидев закрома с сочным зерносенажом, мои новые коллеги ахнули, поняв, что посевы отныне будут кормить коров не только в короткий весенний период. Приметил на родниковской земле я еще один резерв - 2500 гектаров нерационально используемых выгонов. Послал на вспашку всю имеющуюся в хозяйстве технику и засеял землю рапсом, ячменем, смесью пшеницы с горохом и викой. Вопрос с «мочаками» решили, засеяв проблемные поля смесью кукурузы и сорго. Сорго, жаростойкая культура, и потому нам удалось получить равномерный рост культур, что позволило собрать высокий урожай и кукурузы, и сорго. В тот год, как и последующие годы, мы заполнили все силосные ямы и навозосборники (которые к тому времени очистили в рамках реконструкции молочных ферм). «Будылке» тоже нашли применение: засилосовав в степи, мы продавали ее другим хозяйствам, получая при этом неплохой доход. С 1987 года колхоз стал самым высокорентабельным. Удвоились надои молока. Сытые, ухоженные коровы (а к тому времени мы установили на фермах навозные транспортеры и внедрили машинное доение) стали давать до 3500 литров молока в год. Мы восстановили семеноводство лука, арбузов, тыквы, кабачков, огурцов, томатов. Но главным нашим козырем стал рапс. В те годы в полуторном размере оплачивалось внедрение новых культур и сверхплановые сдачи. Рапс, которым мы засеяли 600 гектаров, на зерно подходил под оба критерия. Мы сдавали его больше, чем вместе взятые Лабинский, Мостовской, Отрадненский и Кошехабльский районы. Но главное богатство хозяйств, в которых я работал, были люди. Мне посчастливилось работать с Александром Георгизовым, Николаем Пилипенко, Михаилом Яковенко, Клавдией Чистниковой, Ниной Бурлаковой, Любовью Кутиновой, Владимиром Рябомизовым, Михаилом Алексановым, Анатолием Юнановым, Василием Панковым и многими другими инженерами, механизаторами, агрономами, полеводами и животноводами, чьим жизненным принципом было - работать до тех пор, пока работу не сделаешь, а не пока устанешь. В 1994 году Заслуженного работника сельского хозяйства Российской Федерации Александра Панасенко пригласили возглавить управление сельского хозяйства администрации Курганинского района. Восемь лет, несмотря на пенсионный возраст, Александр Михайлович выполнял возложенные на него обязанности с привычными для него профессионализмом, ответственностью и достоинством.
Категория: Человек дела | Просмотров: 85 | Добавил: n_sh777
Всего комментариев: 0
avatar


16+
Сетевое издание "Копирайтер", сайт издания - http://copyreg.ru,
зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 03.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 59430
По вопросам сотрудничества обращайтесь: greatinquisitor@yandex.ru
Полную информацию смотрите на странице Контакты

Российское информационное агентство "Агентство практической журналистики "Аквила"" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций 10.10.2014 года
Номер свидетельства о регистрации: ИА № ФС 77 - 59624

По вопросам сотрудничества обращайтесь: aquila-ia@yandex.ru
Полную информацию смотрите на странице 

Наименования СМИ: РИА "Аквила" и 
Российское информационное агентство "Агентство практической журналистики "Аквила"" - тождественны.
Премия Национальной Медицинской Палаты за вклад в развитие российского здравоохранения и повышение уважения к медицинским работникам -2016

Победа на всероссйском конкурсе для СМИ "Спортивные регионы - спортивная Россия" - 2016


!